Иллюстратор и фотограф Майя Вольф

 

Летатлин Project побеседовал с Майей Вольф, фотографом и иллюстратором в одном лице. Майя объяснила, почему сейчас ценится креатив высокого качества, как можно и нужно на нем зарабатывать и какие тренды усиливают его значимость.

— Майя, расскажи о твоей основной деятельности, фотографии.
— Творчеством я интересовалась с самого детства, но в моей семье принято относится к нему как к хобби, а не как к способу заработка. И под влиянием таких настроений я почти убедила себя, что так оно и есть. Научили фотографировать меня друзья: к счастью, я училась в творческой школе. Тогда я еще держала в голове слова родителей и говорила, что фотографировать за деньги не собираюсь, ведь тогда съемка перестанет быть творчеством, а превратится в работу. Сначала я снимала друзей, затем, читая книги, я накопила огромную теоретическую базу и пустила ее в практику. Многие стали замечать мои успехи. Некоторые даже говорили, что я даже превзошла своих учителей.
         Сейчас мой моторчик работает в другую сторону: фотографией не только можно, но и нужно зарабатывать, так как любой труд должен оплачиваться.
Времена меняются, экономист и юрист — профессии прошлого. Сейчас правит креативный класс. И это факт, что бы не говорили офисные сотрудники. Однако найти стоящего креативщика — достаточно большая проблема. Настоящий профессионал в этой сфере зарабатывает приличные суммы денег.

 

 

— Были ли у тебя какие-нибудь интересные проекты, связанные с фотографией?
— С проектами выходит абсурдная вещь. Я хочу заниматься студийными съемками с профессиональными моделями и визажистами, потому что моим творческим амбициям уже давно не хватает девочек-студенток. Сейчас у меня идет разделение на две целевые аудитории: учащиеся ВУЗов и крупные, серьёзные заказчики. Например, не так давно я фотографировала подарки для В. В. Путина, также работала с ювелирными изделиями, наушниками, снимала на свадьбах. Вообще мне было бы интересно снимать лукбуки: у нас в стране много хороших дизайнеров, но фотографии на их сайтах просто ужасны.

 

— Твоя другая ипостась — иллюстратор. Что тебя подтолкнуло к такой кардинальной смене сферы деятельности?
— Когда-то давно я увлекалась рисованием. Но некоторое время училась в кадетском корпусе, где было невозможно продолжать серьёзно заниматься творчеством. Поэтому все скатилось до рисования скетчей ручками, линерами. А потом, когда я поступила в университет, на лекциях начала срисовывать картинки, похожие на наклейки. Для себя я ставила задачу сделать изображение максимально четким. В каком-то смысле я хотела быть «принтером»: скопировать все детально, чтобы человек не смог понять, что это рисунок. И у меня получалось. С тех пор мне все начали говорить, что я должна как-то применить свой талант к рисунку на деле.
И я подумала, что можно делать открытки и пускать их в продажу в таких магазинах, как, например, «Республика». Но моя скромность не позволяет мне нагло прийти туда и кричать: «Покупайте мой товар!» (хотя и такие люди бывают). И я, в свою очередь, прекрасно понимаю, что у открыток низкая себестоимость, поэтому продавать их по 300 рублей за штуку — надувательство. Кстати, то же самое касается почти всех репортажных съемок дороже 30 тысяч рублей. Позже я узнала о сети магазинов, которая сдаёт полки в аренду, и это стало для меня отличным выходом.

 

 

— Какие сюжеты у твоих иллюстраций? Какую технику ты используешь?
— Иллюстрация, которой я сейчас занимаюсь, детская. В ней нет никаких роковых шрифтов, грубых линий, вызывающих оттенков, а наоборот все мягко, нежно и мило. Я училась в художественной мастерской и умею рисовать чем угодно. В своих иллюстрациях я не придерживаюсь какой-то конкретной техники. У меня есть техника, у которой нет названия, я ее придумала сама. Сначала простой детской акварелью я рисую кляксу, например, розовый круг. Потом смотрю на него и думаю, на что он похож. Я вижу в нем воздушный шарик или поросенка, далее я этот круг сканирую и открываю в фотошопе или в иллюстраторе. Затем редактирую его и продолжаю рисовать, поддерживая фактуру акварели. И получаются такие милые минималистичные изображения. Я всеми руками за коллажи и использование различных материалов, даже песка.

 

— Чем твои открытки отличаются от всех остальных? В чем их изюминка?
— Я не могу прийти в магазин и купить открытку кому-то в подарок, потому что они испорчены всякими золотыми закорючками, рюшами, цветочками. Особенно ужасно, когда за тебя пишут поздравления. Людям не хватает свободы самовыражения в открытках, и я им ее даю. Есть красивая обертка, а все остальное человек может, дорисовать, наклеить, дописать сам. Например, у меня есть открытка, на которой написано «Поздравляю!», но не написано с чем. Так ты сам можешь написать с чем конкретно.
        Сейчас существует тренд — посткроссинг, это когда люди находят себе друзей по переписке. Это явление набирает обороты, поэтому магазины охотно идут со мной на сотрудничество. Мои открытки подходят как дополнение к письму, поскольку они довольно минималистичны.

 

 

— Ты делаешь иллюстрации на заказ. Не угнетает ли тебя, что иногда приходится работать в строгих рамках, которые устанавливает заказчик? Много ли уже было заказов?
— Это зависит от того, что можно отнести к рамкам. Например, конкретный размер или формат файла с рисунком — это не ограничения, а необходимые для заказчика параметры. А вот учить меня, как должны выглядеть уши у зайца, не нужно.
        Я отношусь к тому редкому типу иллюстраторов и фотографов, которые очень эгоистично относятся к своим клиентам. Вы удивитесь, но меньше их от этого не становится. У меня на этот счет свое мнение. Например, в студии Артемия Лебедева существует негласный лозунг: «Клиент всегда неправ». Это правильно, потому что в России с цинизмом относятся к иллюстраторам, фотографам, не отдавая им должного уважения. Было бы странно, если бы я пришла в «Газпром» и начала бы учить их добывать и продавать газ. По той же причине не заказчику рассказывать мне, как правильно рисовать зайца. В противном случае я превращаюсь в станок.

 

 

— Помимо иллюстраций, ты занимаешься флэш-тату. Как ты пришла к этому?
— Я долгое время думала сделать себе татуировку, но вкусы мои сильно и быстро меняются. Так что, я не смогла бы носить один и тот же рисунок всегда. Да и нигде не было подходящих картинок, которые бы мне понравились. И я подумала: «Зачем что-то искать, тратить на это свои время и деньги, если через месяц мне все равно надоест татуировка». Соответственно первое, что пришло мне в голову — это переводная тату, ее всегда можно смыть и наклеить новую. И я решила начать их делать.
        При создании переводных тату я не старалась быть особо оригинальной, а пыталась соответствовать основной хипстерской аудитории: наклеил себе «последнюю сигарету» и пошел в клуб. К сожалению, из-за высокой себестоимости у них приличный ценник, и прибыли от них почти нет. Но мне все равно было бы интересно продолжать с ними работать. Особенно если производство будет требовать адекватных затрат.

 

— С чем ты планируешь в дальнейшем связать свою жизнь: с профессией фотографа или иллюстратора?
— Скорее всего это будет микс. Многие могут меня упрекнуть, мол, за двумя зайцами погонишься — ни одного не поймаешь. Я считаю, это совершенно не так, в одном человеке вполне может поместиться огромное количество знаний. Почему бы их не задействовать?
        Я не люблю останавливаться на чём-то одном, мне всегда интересно развиваться. В будущем я, например, планирую переходить на каллиграфию, так как нет ничего прекраснее шрифтов, красиво написанных от руки. И на открытках с иллюстрациями они будут отлично смотреться. Возможно, я начну углубляться в городской дизайн, архитектуру. Или, наоборот, перейду на масло и начну сутками рисовать закаты. В общем, может произойти все что угодно. Жизнь — череда случайностей. Главное — любить все свои начинания, много читать и стремиться к саморазвитию в целом.

Текст: Алёна Тарасова
Фото: Юлия Маклакова

Please reload

Узнать контакты

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
Please reload

ПОИСК ПО ТЕГАМ
  • Vkontakte - White Circle
  • Facebook - White Circle
  • Instagram Social Icon

Вернулся, как и обещал.